kaktus: (Default)
В последнее время создается навязчивое ощущение, что та часть мира, которая считает себя мусульманами, несколько распоясалась. Непонятно, почему весь мир должен считаться с их мнением о том, что можно, а что нельзя?
kaktus: (Default)
"Главное расхождение у меня с Церковью в том, что я считаю, что человек создал Бога, а религия считает, что Бог создал человека".
kaktus: (Default)
Был такой креститель перми, великоустюгский уроженец и святой Стефан Пермский. В молодые годы, освоив грамоту и премудрости богослужения, возгорелся он проповедничеством. В стремлении этом не было ничего святого и необычного. Как когда-то Колумбу и другим путешественникам давали определенную власть над открытой землей, так и миссионеры получали паству и правящий сан на охваченной территории. Как и всякое первопроходчество, предприятие было рисковое, но оно того стоило - богатство и слава ждали не только первооткрывателей, но и первокрестителей.И, получив благословение, Стефан пошел в тайгу.
Угро-финские племена к моменту славянской экспансии находились в состоянии угасающей активности и серьезного сопротивления оказать не могли. Гумилев называет это состояние гомеостазом, равновесием с природой. То есть, активности людей хватает лишь на собственное жизнеобеспечение. Но активно противостоять внешним угрозам они уже не в состоянии. Так получилось и с миссией Стефана. Несмотря на вызывающее поведение миссионера и его агрессивные действия, ему только угрожали, но до убийства нахала так и не дошло. Стефан этим неплохо воспользовался и вскоре стал святителем Пермского края - мест обитания перми, которыми условно считаются земли на восток от Великого Устюга, в том числе нынешние Республика Коми и Пермская область. 
Сначала Стефан ходил по тайге и присматривался к натуре здешних племен. Пытался их крестить, но не очень удачно: люди с ним спорили и в целом воспринимали рассказы на веру весьма неохотно. Тем не менее, они позволили Стефану воздвигнуть церковь. Но когда Стефан увидел, что в нее народ не идет, а продолжает ходить на идольское капище, он дождался затишья, прокрался в капище, разорил его, а пермяцких богов пожег.
Сейчас даже карикатура на пророка Мухаммада вызывает всемирное негодование. Начинаются демонстрации и ноты протеста. А тогда все было проще - Стефана могли убить и закопать под елкой. Ему угрожали, обступив толпой. Но дальше этого дело не пошло - причину я называл. Не пожгли в ответ даже церковь Стефана.
Что же святой? Раскаялся, встретив смирение некрещеных? Как бы не так!

"Какое рвение было у преподобного против статуй, которых называли кумирами, как возненавидел он их из-за непомерной мерзости! И совершенной ненавистью возненавидел их, и до конца их ниспроверг, и идолов попрал, и кумиров сокрушил, богов с землей сравнял. Те статуи, высеченные, изваянные, выдолбленные, вырезанные, ниспроверг, и топором посек, и огнем испепелил, и пламенем пожег, и без остатка их истребил. Неленостно сам со своими учениками по лесам обходя, и по погостам выспрашивая, и в домах ища, и в лесу находил, и здесь и там всюду находил, пока все кумирницы не уничтожил и до основания их не искоренил, и ни одной из них не осталось". 

То есть, последователь Христа во всем следовал его примеру (см. сцену изгнания торгующих из храма). Он даже врывался в дома с топором, где рубил топором священные изображения. 

"А то, что было повешено возле идолов, или как кровля над ними, или как приношение, или как украшение: соболя, или куницы, или горностаи, или ласки, или бобры, или лисицы, или медведи, или рыси, или белки, то, все это собрав, в одну кучу складывал и огню предавал. А кумира сначала обухом в лоб бил, а потом топором сек на маленькие полена и, разведя огонь, обоих сжигал, — и кумира, и кучу с куницами".

Все это Стефан делал уже в открытую, не таясь. Люди его, судя по житию, не прикончили по парадоксальной причине: их покорило то, что драгоценные дары он не забирал себе. Стало быть, и убивать его было не за что. Таков парадокс угасшей пассионарности. 

В общем, за заслуги свои был Стефан Пермский награжден епископским саном.

"Когда после своего поставления после многих дней отпущен был великим князем и митрополитом, отправился в свою землю, получив подарки от князя, и от митрополита, и от бояр, и от прочих христоименитых людей, и пошел своей дорогой, радуясь, благодаря Бога, все благоустроившего". 
  
Когда же он умер в Москве, "многие скорбящие тужили по нему, вспоминая добродетельное его житие и душеполезное учение его, и благонравные обычаи его. Особенно стадо его тужило по нему, новокрещеный народ пермский".

Что тут добавить? Стадо - оно и есть стадо. 
kaktus: (Default)
Какой-то фанатик изрезал ведущего какого-то радио с провокационной для мусульман фамилией Асланян. Причина описывается так: 
"14 мая в прямом эфире передачи "Центральный комитет" на радио "Маяк" журналист решил в вольной форме пересказать биографию пророка, заявив, что тот был не религиозным деятелем, а бизнесменом, решившим "пролезть наверх". Потом, по версии Асланяна, Мухаммед "переписал Библию", и в итоге его "бизнес-проект" оказался настолько успешным, что люди играют в него и до сих пор. Автоэксперт затронул даже интимные стороны жизни пророка, предположив, что у того были "какие-то очень серьезные сексуальные расстройства", так как он прельщал своих сторонников многоженством".
Ну, если не вдаваться в тонкости, то почему бы и нет?  Я не о том, что Мухаммад был бизнесмен - это очевидная глупость. Я о том, почему бы и не порассуждать о мифах и не попытаться понять, сколько мифа в том, что нам дорого? Насколько в том, что нам дорого, нам дорог именно миф? Потому что хочется верить в то, что действительно было: иначе верить - во что? - в болтовню и заведомую ложь с усмешкой в бороде?
Поэтому для меня важно понять, кто были наши авторитеты. Произвести критический (самокритичный) анализ. Например, мне не кажется кощунственным или богохульным рассуждать про историчность Христа - ведь верующие себе это позволяют. Я не могу не замечать противоречий в его словах или действиях: они действительно есть. Не могу не улыбаться при описании приписываемых Иисусу чудес - разве они главное в его образе? Я вполне допускаю, что в некотором роде он, как и Мухаммед, был призван не чем иным, как внутренним голосом - собственным голосом, что делает их самозванцами. Я допускаю, что Христос был узурпатором миссии Симона Волхва - почему бы и нет? Библия слишком мало донесла того, что хочется знать, и выразила это не слишком слишком определенно. Есть где разгуляться фантазии и - главное - мысли. Коран представляет для этого куда больше возможностей: пророк был неграмотен, за ним записывали другие. Вполне возможно, присочиняли и подправляли, пытаясь таким образом услужить. 
Я читал биографию Мухаммада в изложении Ирвинга и Соловьева, и обе мне очень понравились. Пророк представет там обаятельной личностью - и внешне, и внутренне. Он является миротворцем по сути, скромным в быту человеком, невероятно преданным своему призванию, как он его ощущал. Я читал и думал, как много может добиться человек, действительно верящий в свою миссию, в свое предназначение. Это вызывает во мне зависть и восхищение - потому что я так не могу. 
Мухаммад не скрывал - да и не мог бы скрыть - что в основу Корана заложил сведения из священных писаний иудеев и христиан. При этом он считал Христа одним из пророков, не более - как Иону, Илию, Иоанна и прочих. Но и себя над ними не возвышал. Он не проповедывал войны, не создавал шариат, а многоженство принял как прежний обычай арабского быта, не угрожающий вере. Так что пророк, хоть и был любвеобильным и бесспорным любимцем женщин, не пытался прикрыть свои якобы комплексы. 
Да и вообще, рассуждать на подобные тему автоэксперту не пристало. Во всяком случае таким вот легкомысленным проездом на тестовой скорости. 
Бросается в глаза и очень заботит другое: разница в реакции на богохульство в исламе и в христианстве. Одни промолчат, а другие подстерегут и зарежут в подъезде. И те, и другие - я уверен - одинаково плохо знают свои писания. Но "другие" чаще ходят на проповеди и принимают их ближе к сердцу. Не то, чтобы сердце у них больше или чутче - нет. Просто у них напрочь отсутствет критическое восприятие. Причина - так я понимаю - в узости мысли, привыкшей течь по одному лишь руслу и только в одну сторону. При сильном течении она прокладывает глубокую борозду и при попытке смущения побуждает прокладывать борозды в теле неверных широкомыслящих.
P.S. Думаю, если бы Коран переводили на русский полностью, Аллах звучало бы просто как Бог. Это сняло бы напряжение.  

kaktus: (Default)
Никогда еще церковь не стучалась в мою семью так часто, громко и беспардонно, как сейчас. Никогда еще так громко она не заявляла о своих монопольных правах на мою душу, мировоззрение и семейный порядок. Еще никто так развязно не демонстрировал своей власти и своего права на мракобесие, как это делает религия сегодня. И я говорю о православной церкви, о РПЦ.

Определимся в понятиях
Сразу оговорюсь, что для меня понятия "бог", "религия" и "церковь" не являются частью чего-то целого. В моем понимании это совершенно разные вещи. Бог - это некая позитивная половина Абсолюта, определяющего существование материи вокруг нас. Религия - это кодекс почитания бога, изобретенный людьми. Церковь - это учреждение, со всеобщего молчаливого согласия и благословения власти получившее права монополии на посредничество между богом и людьми с помощью религии. Более того, распространено заблуждение, поддерживаемое священниками, что церковь и есть "дом бога", и только там он может услышать молитву. Хотя в Новом завете говорится обратное.
В нашей семье папа относился с богу и религии строго отрицательно, с решительным неприятием. Мама была, как говорится, "вольтерьянкой" - то есть, могла позволить себе пройтись по святым для кого-то темам. На полке у нас стояло "Карманное богословие" Поля Гольбаха - безжалостная сатира на духовенство и церковь. Сам я с неловкой улыбкой и внутренним отвращением брал у старушек пасхальный гостинец - крашеные яйца. "Кушай внучок, освященное", - умильно шипели они. А я представлял церковный тяжелый смрад, брызги святой воды с бациллами, брызги с губ молящихся, которые летели и прилипали к яйцам, выставленным тут же.  

Первые впечатления
Первая моя встреча с церковью состоялась в шесть лет, когда мы поехали в Псков. Там, гуляя по Кремлю, мы зашли в действующий собор в Псковском кремле. Помню, как с нехристианским темным пламенем в глазах смотрели на туристов верующие, как заворчали по углам старушки - ведь мы вошли в обычной легкомысленной одежде, женщины были без косынок. Помню, как я засмотрелся на реалистичные иконы, и какая-то старушенция меня нетерпеливо оттолкнула, чтобы приложиться к святому образу. Помню, я оказался там, откуда было видно матовое пятно в самом низу иконы - следы от тысяч целующих губ. И как та самая старушенция поцеловала икону прямо в это пятно. Помню, что меня от этого затошнило, и я выбежал на улицу, на радостный солнцепек.
Помню, как в нашей школе исключили из пионеров мальчика, который под красным галстуком ухитрялся носить крестик на шелковой нитке. Он плакал и говорил, что снимать его не велит сердитая бабка. Но выяснилось, что с этой бабкой он ходит по воскресеньям в Гаринскую церковь и на праздники даже молится. Тогда я его презирал, а теперь мне его просто жалко: я представляю себе костистую неистовую старуху, фанатичную и непреклонную в вопросах веры - как, впрочем, и большинство истинных православных (по моему наблюдению).

А где же Любовь?
Я заметил, что стоит человеку поверить в бога, как ему отказывает рассудок. Наука, история, обычная жизнь, которую он легкомысленно вел до сих пор - ко всему он поворачивается сердитою спиной, на лице его воцаряется ханжески постное выражение, и везде он начинает сводить все беседы к богу.
Такие вот православные вдруг становятся антисемитами, шовинистами, врагами сектантов и некоторых конфессий. И эта вот нетерпимость почему-то бросается в глазах как доминанта поведения православного человека - в противовес христовому смирению, христовой терпимости и христовой проповеди всеобщей любви. Такой контраст удивляет.
В некоторой степени - следует это признать - такими стали и мои родители. Неузнаваемо убежденный атеист и насмешливая "вольтерьянка" превратились в истово верующих людей - без контрастов у нас на Руси не обходится. И всякий раз, стоит мне к ним прийти, разговор нет-нет, да и поворачивается на наше (мое) безбожие. Я пытаюсь перевести дело в шутку. Но мне это тягостно и противно.

Узнал и понял
Я прочитал Библию и теперь знаю, что Ветхий и Новый завет противоречат друг другу. Но они составлены в одну книгу потому, что Ветхий завет дает понятие о каноне службы, и авторитет Библии его божественно закрепляет. Потом я понял, что все неправильное в православии именно и происходит из этой части Библии, которая затмевает революционную сущность христовой "благой вести": Христос велел любить всех и не делать другому того, чего себе не желаешь. Все остальное - "незабудки, тут сочиненные для шутки".
Я понял, что Христос не создавал никакого христианства. Я узнал, что изначально христианство было сектой для посвященных иудеев, и еще долго велись споры о том, следует ли обрезаться христианам и обращать в христианство язычников. Также я выяснил, что своим сращением с властью церковь обязана Константину, который богатством и почестями приблизил к себе пастырей душ и купил их лояльность. И с тех пор церковь и власть делят между собой народ: церковь властвует над душами, власть - над телами. И это очень удобно. И еще я узнал, что "католикос" и "православие" (по-гречески "ортодоксос") означают одно и то же - исконное учение, исконная вера.
Самое обидное, что мне видится теперь: Христос зря страдал и пожертвовал свеой жизнью - все так же истину нам вещают фарисеи, а торгующие вернулись в храм и совсем оборзели.

Profile

kaktus: (Default)
kaktus

January 2013

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 20th, 2017 12:37 pm
Powered by Dreamwidth Studios