kaktus: (Default)
     В Оренбурге Пушкину захотелось сходить в баню. Я свел его в  прекрасную
баню  к  инженер-капитану  Артюхову,   добрейшему,   умному,   веселому   и
чрезвычайно забавному собеседнику.  В  предбаннике  расписаны  были  картины
охоты, любимой забавы хозяина. Пушкин тешился этими картинами, когда веселый
хозяин,  круглолицый,  голубоглазый,  в  золотых  кудрях,  вошел,  упрашивая
Пушкина ради первого знакомства откушать пива или меду. Пушкин старался быть
крайне любезным со своим хозяином и, глядя на  расписной  предбанник,  завел
речь об охоте. "Вы охотитесь, стреляете?" - "Как же-с, понемножку занимаемся
и этим; не одному долгоносому довелось успокоиться в нашей сумке". - "Что же
вы стреляете, уток?" - "Уто-ок-с?"  -  спросил  тот,  вытянувшись  и  бросив
какой-то сострадательный взгляд. - "Что же? разве вы уток не  стреляете?"  -
"Помилуйте-с, кто будет стрелять эту падаль! Это  какая-то  гадкая  старуха,
валяется в грязи - ударишь ее по загривку, она свалится боком, как  топор  с
полки, бьется, валяется в грязи, кувыркается... тьфу!"  -  "Так  что  же  вы
стреляете?" - "Нет-с,  не  уток.  Вот  как  выйдешь  в  чистую  рощицу,  как
запустишь своего Фингала, - а он нюх-нюх направо - нюх налево, -  и  стойку:
вытянулся, как на пружине, - одеревенел, окаменел! Пиль, Фингал! Как  свечка
загорелся, столбом взвился"... - "Кто, кто?" - перебил Пушкин  с  величайшим
вниманием и участием.  -  "Кто-с?  разумеется  кто:  слука  [боровой  кулик,
вальдшнеп (пол.). - Прим. ред.], вальдшнеп. Тут царап его по  сарафану...  А
он (продолжал Артюхов, раскинув руки врозь, как на кресте), -  а  он  только
раскинет крылья, головку набок - замрет на воздухе, умирая, как Брут!"
     Пушкин расхохотался и, прислав ему через год на память  "Истор.  Пугач.
бунта", написал:
     "Тому  офицеру,  который  сравнивает  вальдшнепа  с  Валенштейном"  [А.
Валленштейн (1583 - 1634), знаменитый австрийский  военачальник,  был  ложно
обвинен  в  измене  и  убит;  встретил  смерть  с  большим  достоинством   и
спокойствием. - Прим. ред.].
  (Н. П. ИВАНОВ. Хивинская экспедиция 1839  -  1840  гг.  Рассказы.  СПб.,
1873, стр. 20 - 22.)
 
kaktus: (Default)

Встречался я с  Пушкиным  довольно  часто  в  салонах  княгини  Зинаиды

Волконской. На этих вечерах любимою забавою молодежи  была  игра  в  шарады.

Однажды Пушкин придумал слово; для второй части его нужно  было  представить

переход евреев через Аравийскую  пустыню.  Пушкин  взял  себе  красную  шаль

княгини и сказал нам, что он будет изображать "скалу в пустыне". Мы все были

в недоумении от  такого  выбора:  живой,  остроумный  Пушкин  захотел  вдруг

изображать неподвижный, неодушевленный предмет. Пушкин взобрался на  стол  и

покрылся шалью. Все зрители уселись,  действие  началось.  Я  играл  Моисея.

Когда я, по уговору, прикоснулся жезлом (роль жезла играл  веер  княгини)  к

скале, Пушкин вдруг высунул из-под шали горлышко бутылки,  и  струя  воды  с

шумом полилась на пол. Раздался дружный хохот и зрителей, и действующих лиц.

Пушкин соскочил быстро со стола, очутился в минуту  возле  княгини,  а  она,

улыбаясь, взяла Пушкина за ухо и сказала:  "Mauvais  sujet  que  vous  etes,

Alexandre, d'avoir represan-te de la sorte le rocher!" ("Этакий вы плутишка,

Александр, как вы изобразили скалу!")

     (Л. Н. ОБЕР. Мое знакомство с Пушкиным. Русский Курьер, 1880, Љ 158.
      В.В.ВЕРЕСАЕВ. Пушкин в жизни)

Profile

kaktus: (Default)
kaktus

January 2013

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 22nd, 2017 10:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios