Фёкла

Nov. 23rd, 2012 11:04 am
kaktus: (Default)
107-feklaВ тот год мы отправились в путешествие вдвоем: я и сынишка. Наша дорога лежала прямо от самого нашего города вниз. Далеко внизу под нашим городом был вожделенный Крым и уединенная бухта с яшмовой галькой. И от того, что ехали мы одни, было такое чувство, будто мы оторваны от всего, и нигде нас ничего не держит и ничего не ждет. Как будто нас вырезали с куском бесконечной дороги из солнечной южной бумаги и подвесили на ветру. Сердце щемило от одиночества мира.
Помню, мы странно быстро преодолели путь до Москвы - не на одной ли машине? И вот мы уже на МКАД, в юго-западной части. А нужно нам на самый юг - туда, где начинается дорога на Тулу, Орел и Симферополь. Мы стоим неудачно, в узле развязки: сплошные съезды и въезды с Калуги и на Наро-Фоминск. Примерно два пополудни, светит хорошее летнее солнце, в разгаре июнь. Мы голосуем потоку машин, и оттуда вываливаются и причаливают к обочине южане на потрепанных колымагах: э, куда нада? сколько даёщь? садись, везу! Услышав, что в Симферополь, щелкают языками и уезжают в недоумении.
Солнце печет. Мы салютуем машинам, опуская уставшие руки, когда пролетают огромные фуры. Потом идем дальше. Снова стоим. И снова идем. Мы все южней и южней. Сын приуныл, я подаю ему пример оптимизма. "Ты что, - говорю ему с укором, - давай, выше нос! Думай о хорошем, улыбайся, жди: наша машина к нам уже едет!"
И вот, когда мы, стоя лицом к движению на очередном километре, отбрасывали фанерные тени, сзади раздался голос:
- Эй, мужички! Вы садитесь или как?
Мы обернулись. У распахнутого багажника серебристой машины стояла молодая крепкая женщина и с улыбкой махала рукой - поторопитесь! Ее каштановое каре трепал солнечный ветер. Было в ней что-то знакомое. Мы закинули вещи в багажник и разместились в кабине, пристегивая ремни.
- Я вас жду, жду, - весело пояснила хозяйка, - сигналю им, понимаешь, - а они и ухом не ведут!
- Так ведь шумно же. И все сигналят, - объяснил ей я.
- Ладно, давайте знакомиться. Как зовут моих пассажиров?
Мы назвались.
- А я - Фёкла, - пояснила она. Я сразу же понял, какая. Но виду не подал - не хотелось притворяться: заливисто пояснять, как нам повезло, говорить "о! какое редкое имя!", "эй, сын, какие люди с нами едут!", громко расспрашивать о личности и работе. Тем более, работа у нас одна. Мы о ней и поговорили. 
Так мы ехали с ветерком, в салоне играла музыка. Фёкла спросила нас, куда же мы направляемся - ее интересовало, докуда она сможет нас довезти. Я просил ее для начала подбросить нас до Симферопольского вокзала, а там видно будет. Ну, она посмеялась, сказала, что едет совсем не туда, а гораздо ближе. Я предположил, что, наверное, к брату. "Ну, почти, - сказала она. - Вы слышали о Крапивне?" Тут пришлось рассказать, что путешествия наши имеют особенность внезапно затягиваться. Возникают непредвиденные остановки. Иногда они совпадают с замечательными местами. И список таких мест я, конечно же, предварительно накидал. И когда набрасывал самодельный гид-бук, на сайте Ясной Поляны прочитал, что в Крапивне готовится фестиваль.
Крапивна - маленький старинный город, а теперь и вовсе забытое богом село, где, однако, остались мостовые, каменные дома и здание земской управы, где частенько бывал по делам граф Толстой. Через Крапивну протекает мелкая бурная речка с весьма каменистым дном и чистой водой. На центральной площади остались торговые лавки, занятые магазинами, и большая красивая церковь. Но все это - в очень запущенном виде, как будто даже время здесь остановилось за недостатком финансирования.
Такой мы и увидали Крапивну, куда Фёкла нас привезла посмотреть на фестиваль. И, бустро переодевшись тут же, у машины, она - уже в платье - помчалась на площадь и просила нас не теряться. "Я хочу довезти вас до Тулы", - предупредила она.
Мы миновали скопление гуляющих и мастеровых со своими поделками, перешли деревянный мост через реку и, найдя укромное место, искупались, лежа в воде нагишом и держась за подводные камни. жизнь показалась нам раем. Правда, берег реки густо порос крапивой. Но в Крапивне так и должно быть... 
В заключительной части программы на специально воздвигнутой сцене появились Владимир Толстой и Фёкла. Стройный и ловкий, преждевременно лысоватый Толстой взялся резать крапиву. А наша Фёкла, в платье и фартуке, в большом поварском колпаке, весело комментировала ингредиенты для готовящегося салата и все свои действия по измельчению брынзы и вареных яиц. На нее было приятно смотреть: с такой быстротой и крепкой бодростью она успевала весело сыпать словами с ссыпать измельченную белую массу в салатное блюдо. Мы не заметили, как внезапно сгустились тучи и пошел вертикальный тяжелый ливень, грохоча и сверкая  на почерневшем небе. Площадь вмиг опустела, с открытых прилавков исчезла продукция, люди жались к домам и мокрым стадом теснились в маленьких магазинчиках. 
В одном из них оказались и мы, заняв довольно уютный угол между стеной и прилавком. Недалеко от нас жмутся к витрине с колбасами артисты детского ансамбля из Тулы.  Нам было весело, и мы смеялись. Причиной тому было ощущение открытости и простоты окружающих нас людей - они весело перебрасывались словами и вели себя так, будто давно знают друг друга, не исключая и нас. От этого было легко и хорошо. 
И тут над толпой появилась рука со знакомым блюдом салата. "Мужички, вы где?" - я с трудом догадался, что Фёкла искала именно нас. И вот мы в углу стоим вместе, и мы дегустируем с ложки крапивный салат. Руками в тесноте шевелить трудновато, Фёкла кормит нас, как птенцов, и комочки салата, не удержавшись падают нам на грудь. От этого нам тоже весело, и мы смеемся ртами, измазанными в салате. Нам очень хочется есть, это трудно скрывать. И салат невероятно вкусен.
Так мы стоит до конца грозы и выглядываем на улицу вместе с внезапным солнцем. Все бегут по своим делам. Фёкла бежит по своим. Оборачивается. Кричит: "Я еще задержусь, вы извините! Выходите пока на дорогу, я постараюсь быстро!  Если машина будет - не ждите. Хорошо? До встречи! Еще увидимся!"
По дождю, лежащему на дороге в виде огромных луж, полных синего неба, мы вышли на грунтовый тракт, и потом и на центральную трассу. По ней, в радуге поднятых колесами брызг, мчались в немолчном гуле мириады машин. Дорога немного спускалась вниз, как будто Крым и правда был где-то внизу. А в далеких холмах впереди виделся южный обрыв яйлы. Мы едва обернулись, как перед нами затормозила ярко-синяя машина, за рулем которой сидел молодой мужчина. Рядом с ним между сиденьями торчали барабанные палочки. "Садитесь, ребята! До Орла довезу!"
Мы оба бессознательно обернулись на поворот, из-за которого только что вышли. Фёклы не было. А мы даже не попрощались.  
 
 
kaktus: (Default)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] 3boi в Молдова-бедная,беднее,самая бедная.


Photobucket

Молдова самая бедная страна в Европе.
Так это или нет,каждый турист, посетивший страну, решает сам. Но название”самая бедная” на официальных СМИ страницах закрепленно за республикой на протяжении нескольких лет. Предлагаю прогуляться по глубинке Молдовы,по её селам и городкам.

Рассказ с фото )

kaktus: (Default)
Originally posted by dibazolllll. Reposted by cordiamin at 2012-08-13 11:26:00.


Как известно, Тверская область по площади больше Австрии. Поэтому логично, что достопримечательностей в ней хватает на то, чтобы уже 5-й год мне сюда приезжать по несколько раз, причём всё время в разные места. Сегодня я расскажу про один из известнейших городов этой области, в который, так уж получилось, целенаправленно я доехал только недавно, хотя до этого дважды проезжал его насквозь и раз шесть в объезд по трассе.



Ещё 37 фото... )

kaktus: (Default)

DSCN8142-1Село Михайловское, Псковская область, Пушкинские места.

Июльский полдень над Соротью. Савкина горка – все, что осталось от старинного монастыря, посвященного архангелу Михаилу и давшего название селу. А до него здесь было древнее городище. Монастырь так и назывался: Михайловский на Городище. Сейчас здесь стоит часовня, возле которой – каменный крест с надписью на постаменте: «Лета 7021 постави крест Сава поп». Вот и Савкина горка.

Пушкину это место очень нравилось: «Я просил бы Вас, - писал он хозяйке Тригорского, - как добрую соседку и дорогого друга сообщить мне, не могу ли я прибрести Савкино, и на каких условиях. Я бы выстроил себе там хижину, поставил бы свои книги и проводил бы подле добрых старых друзей несколько месяцев в году… меня этот проект приводит в восхищение и я постоянно к нему возвращаюсь…»

kaktus: (Default)
Сегодня молодой товарищ спросил совета по формированию снаряжения для путешествия. Что я ему посоветовал?
1. Хорошую одноместную палатку с высоким "водяным столбом" - уровень устойчивости к осадкам.
2. Хороший спальник.
3. Хороший непромокаемый, удобный рюкзак с боковыми карманами, емким багажным клапаном и самосбросом.
4. Титановый котелок.
5. Практичную одежду: прочную, дышащую, немаркого цвета.
6. Диодный налобный фонарик.
7. Компактную газовую горелку.
и
8. Мачете. 
0
Дело в том, что несколько лет назад я купил себе мачете бразильской фирмы "Трамонтина" и не перестаю балдеть от него. Если его не вытереть перед укладкой в чехол, сталь может и поржаветь. Но в остальном оно просто незаменимо: и хлеба порезать, и дров нарубить, и дорогу расчистить, и лагерь соорудить. За три правильно поставленных удара мое мачете срубает свежую осину толщиной с руку; с сухой древесиной придется повозиться чуть дольше. Полоса металла проходит сквозь ручку из твердого дерева, которая за это время не раскололась, крепление - клепки. И заточку держит. Вот я и решил сказать о нем несколько добрых слов. 
Несмотря на то, что мачете мое - самое обыкновенное, самой маленькой длины (оно на картинке и есть) и очень дешевое: покупал я его в обычном хозмаге за 250 рублей, и сейчас цена не изменилась, что просто загадка для меня. 
Поскольку мы часто ездим через внутренние границы СНГ, приходится проходить таможню. На Кавказе тоже нас часто обыскивали на предмет оружия или наркотиков, очень пристрастно. Но ни в одном случае мачете не вызвало ни у кого вопросов, тогда как с ножом всегда неудобств хватало - простых ножей я не возил. В то же время мачете при обороне куда эффективней ножа или топора. 
Словом, мачете - просто находка. 
kaktus: (Default)
128-1

129-1

Хохломской росписи в известном нам виде исполнилось едва восемьдесят лет: разработана как стиль она была в Семеновской школе художественной обработки дерева мастером Григорием Матвеевым. Путешествуя по Нижегородской области, мы побывали в Семенове, где познакомились с директором артели "Абрис" Александром Филимоновичем Раковым. Он провел нас по длинной мастерской, которая когда-то была коровником, и показал, как рождается хохлома - начиная с токарной и резчицкой работы, шлифовки покрытых суриком изделий и кончая такой вот росписью. В Семенове эта посуда стоит баснословно дешево, вывозить ее сами мастера не в состоянии. Поэтому товар отпускается подешевке, чтобы всплыть потом в столичных и не очень магазинах по баснословно высокой цене.
kaktus: (Default)
DSCN9786-3

Северная Осетия-Алания, Куртатинское ущелье. Кладбище древнего села Цимити с видом на гору Кариу-хох и родовые башни некогда могущественного семейства Габисовых. Само село Цимити ныне считается несуществующим: здесь остались около десятка семейных башен и стены разрушенных саклей. Живут в селе всего два семейства: коренное и приезжее. Здесь нет электричества, газа и водопровода. Коровы пасутся круглые сутки среди руин. С высоты села хорошо видно ущелье, долина реки Фиагдон и дорога на Кармадон. Внизу - большое село, оживленная трасса. Но звуки мира людей не долетают сюда. Только ветер и дождь нарушают покой этого места. 

P.S. Решил принять участие в фотоконкурсе, который организовал журнал «Отдых в России» на пару с каким-то интернет-сайтом. Условия участия очень просторные и расплывчатые, поэтому участников много и реакции никакой. Но для меня это возможность творческой самореализации без желания стать известным. Разместил несколько фтографий с подписями и подумал, что незаслуженно лишил своих френдов посмотреть на то, что когда-то увидел я. 

kaktus: (Default)
DSCN9950-2
Если вам однажды наскучит мир, если давят на плечи бетонные джунгли, если воздух в квартире стесняет грудь – поезжайте в горы. Там, в долине реки Чегем, близ урочища Лубуру, по дороге на Думала, с видом на гребень Тохтар-Куат вы увидите Эльтюбю. Там Кулиев когда-то жил, там была его колыбель, там осталась сакля его на берегу реки Жылгы-Су. Путь в теснину опасен и крут, камни срываются в горный поток, на высокой скале вдоль стены по тропе придешь к письменам. Если сердце твое не спит, если разум спокоен и чист, если взгляд твой не замутнен, ты прочтешь эту книгу времен. Участь мертвых – живым урок. Над селом стоят кешене, между склепами по земле расстелились плотным ковром можжевеловые кусты. В опаленной солнцем траве, в переходе из мира в мир, отражается от камней одинокая песня сверчка. Караваны давно прошли: из Китая – в небытие; в обрамлении облаков спят легенды давних времен. Камни могут пропеть тебе песни тех, кто когда-то жил. Камни могут сказать тебе, что ты значишь как человек. Позабудь про изменчивый мир, отрешись от суеты, и с открытым сердцем езжай в пограничное Эльтюбю.

kaktus: (Default)
DSCN0230-1

Давно это было. Мы хотели ехать в Крым, но сестренка жены - последняя из пяти - объявила о скорой свадьбе, и планы пришлось поменять. Я проложил маршрут вдоль Волги, и первым городом на нашем пути была Кострома.
Когда жена меня сильно любила, она дорожила моими увлечениями. А я тогда безотчетно балдел от многих вещей, среди которых был и "Аквариум". В те времена, когда вышел альбом "Кострома mon amour", мы были в очередной раз бедны и счастливы. Жена где-то узнала о премьере альбома и подарила мне его на день рождения - в виде обычной магнитофонной кассеты. Помнится, я часто его включал, занимаясь домашними делами, и даже однажды мы взяли эту музыку с собой на прогулку к реке. 
Грусть этого альбома была мне понятна: я как будто бы видел наши древние городишки, разбросанные по забытому богом пространству, с могилами буйных князей в ветхих церквах, с остатками курганов и крепостных валов, с кварталами старых домов, пахнущих гниющей и вновь просыхающей древесиной, с булыжными мостовыми, закатанными в асфальт. Я как будто бы ехал по обширным пространствам влажных холмистых равнин, буйно цветущих ромашками и кипреем, мимо полумертвых деревень, знойно пахнущих разомлевшей на солнце крапивой, мимо обрушившихся церквей и безымянных кладбищ, где надписей нет на крестах - кто ходит, тот  помнит.
И вот мы увидели все это сами. Путешествие наше было исполнено грусти очаровательной и познавательной в то же время: Русь глядела на нас в Костроме, в Ипатьевской слободе, в Плесе, в Лухе и Палехе, в Павлове и Семенове, в Городце над Волгой, в Суздале и Владимире. Тихая Русь. 
На память я попросил жену сфотографировать меня на крыльце Троицкого собора, главного храма Ипатьевского монастыря - вотчины бояр Годуновых и колыбели романовской монархии. То ли на солнце набежало облачко, то ли что... В общем, дома я решил обработать снимок по какой-то вычитанной технологии. И входные врата как-то вдруг выгодно засветились, проявилась наложенная на них позолота. Это мне понравилось, и я на этом остановился. Рядом со мной - на первом плане палатка с желтым непромокаемым чехлом, который сшила жена; за палаткой - рюкзак с таким же чехлом. Расцветка намеренно яркая, чтобы нас было лучше видно на трассе, ведь мы ездили автостопом. Жилетку на мне с множеством разных карманов тоже сшила жена. В этой жилетке в специальном кармане документы на всю семью, по другим рассованы раскладной нож, швейный набор, губная гармошка, баллончик с перцовым газом, линза для солнца, непромокаемый тугой пакет с вощеными спичками, лекарствами, крючками и леской, набором сменных лезвий для скальпеля... словом, "набором выживания" (такой же - у каждого свой). Банданчик на голове - тоже работа жены. Сейчас она в отъезде, поэтому вся ее работа вспоминается с особенным удовольствием и благодарностью.
И при взгляде на фотографию вспоминается это время. Вспоминается тепло. Все, что увидели, мы полюбили. Но когда начинаешь рассказывать, немногие понимают.  

 
kaktus: (Default)

Камни на дне реки (живая фотография)


Проведите курсором мышки по изображению, и по воде пойдут круги, как будто вы коснулись рукой поверхности самого настоящего водоёма.



Утащить живую фотографию к себе в ЖЖ.
kaktus: (Default)

Это было в 1989 году. Мы были студентами и в учебном году подрабатывали: устанавливали компьютеры в школах Крайнего Севера, нас занесло на Ямал, в самый северный поселок, дальше – только фактории.

Однажды утром, проснувшись в одном из классов от обычного школьного гвалта, мы поставили чайник и ждали начала урока. Дверь открылась, и на пороге возник мальчуган лет десяти – с виду обычный ненецкий ребенок, только со светлыми волосами и зелеными глазами. Видеть такой экземпляр в интернате для детей оленеводов было очень уж необычно, и я спросил:

- Эй, парень! Ты кто такой будешь?

- Я здесь учусь, - важно ответил он и, не робея, прошагал к нашим коробкам. Он обошел их кругом, внимательно изучая. На миг мне показалось, что мальчуган не в себе, настолько он был сосредоточен. Потом я с досадой понял, что нас для него просто не существует – нас, которых везде встречали с повышенным интересом. Это было в диковинку. Мы с ребятами переглянулись.  

Похоже, задав свой вопрос, я переборщил с запанибратской интонацией – ожидал, что ребенок смутится, покраснеет, заулыбается, начнет кривляться и задавать вопросы. Этот оказался не таков. Закончив обход, он сел напротив меня и спросил:

- Как вас зовут? – и сразу добавил: - Меня зовут Миша.

Русские имена – обычное дело в среде ямальских оленеводов. Русская школа, колхоз и пятилетка, - а главным образом, водка - загубили свободу и самобытность ненцев. В большинстве своем малорослые и не слишком здоровые на вид, пахнущие животным жиром, падкие на спиртное, у лучших людей они вызывали жалость, у остальных - презрение. Когда я смотрел на интернатских детей, мне казалось, что смешные фамилии и трудная, неимоверно короткая жизнь – все, что достанется им от предков. Этот мальчик был на них не похож.

Мне показалось, что он метис.

- Нет, я чистый ненец.

- Но почему такой светлый?

- У нас в роду все такие. Бабушка мне сказала, что наш род очень древний и чистый. А в старину все ненцы были светлыми.

- Но ведь надо, чтобы тогда и мама, и папа были светлыми, чтобы ты получился такой.

- У нас в тундре есть несколько светлых родов. Мы женимся друг на друге. Поэтому мы все светлые.

- А если кто-то женится на темном?

- Так нельзя, темные – бедные, а мы богатые. У моего отца самое большое стадо оленей.

Оказалось, у мальчика уже есть невеста из такого же рода. Рассудительно он поведал, что девочка не учится в интернате, потому что родители ее не захотели; а ему нужно, он мужчина и хочет получить профессию. А оленями будет заниматься старший брат, он уже закончил школу и помогает отцу.

Повисла неловкая пауза. Я машинально протянул руку, чтобы погладить мальчика по светлой макушке, но он увернулся. «Не надо меня гладить, я уже большой», - сказал он сердито. Я рассмеялся. Он пояснил, что он уже спал под старыми нартами в голой тундре, и отец сказал ему, что он взрослый. Как я понял, это форма инициации, посвящения во взрослую жизнь. Но мальчик признался, что до школы писался, бабушка настояла отвезти его к этим нартам, и это помогло.

- Что же это за нарты? – спросил его я.

- У нас нет богов. У каждого рода есть всякие такие предметы. Если что-то случается, они помогают.  Только надо очень просить. Иногда шамана зовут. Наши нарты стоят далеко в тундре, к ним надо долго ехать. Они очень старые, почти сгнили. Мой папа, когда болел, проползал под этими нартами много раз и выздоровел. Но я в это не очень верю.

- Тебе же помогло!

- Ну и что. Мне просто хотелось учиться, а писаться в интернате я не хотел. Все же смеяться будут!

Тут прозвенел звонок. В класс, смеясь, заглянул черноголовый румяный мальчик и что-то весело прокричал Мише. Тот погрозил ему кулаком и двинулся к выходу, гордо неся свою золотую голову.

Сейчас этому мальчику должно быть 33-34 года. Уехал ли он в город? Или остался в тундре со своей золотой невестой, продолжая отцовское дело и древний род? Так или иначе, средняя продолжительность жизни у ненцев невелика и едва переваливает за тридцать – тридцать пять лет. Виной тому против воли навязанный образ жизни и – главным образом – водка.  

kaktus: (Default)
Верховное божество осетин в белой бурке на крылатом трехногом коне, Уастырджи - главный герой нартского эпоса, Один и Прометей в одном лице. Позднее его имя оказалось удачной калькой Святого Георгия, покровителя осетин - Уас Джерджи.
Так или иначе, в преданиях осетин он сохранил все свои первобытные качества. Это бог, научивший людей бросать камни и отбиваться дубиной от их притеснителей уаигов, покровитель мужчин, воинов и путешественников, враг воров, мошенников и убийц. Чтобы проверить насколько люди дружно живут меж собой, он иногда тайно спускается на землю алан на своем крылатом коне. Последний раз это случилось в 2002, кажется, году на полпути из Кармадона в Фиагдон, зимой. Это видели два мальчика - один из них стал дураком, потому что смеялся; другой рассказал, как все было. В небе раздался гром, облака расступились, прорвался свет, а через окно в облаках на огромном коне на землю обрушился всадник, оставив на склоне горы след одного копыта. Конь оттолкнулся и снова исчез в облаках. На месте этого отпечатка жители сделали святилище Уастырджи.
Эту историю нам рассказали Батраз и Сергей, подвозившие нас до Фиагдона. Они показали на склон горы, где за скромной оградкой стоял полированный черный камень с описанием инцидента. Там же был круглый стол для жертвенной пищи и копилка для денег. Жена и дочка остались внизу - женщинам к этому месту подходить было нельзя. Мы свернули купюры и засунули в щель копилки. Постояли молча - так просили Сергей и Батраз. И, спустившись, поехали дальше.
Это правильно, что мы не смеялись и вслух не усомнились в святости Уастырджи. Как объяснили наши проводники, на земле осетин мы, как путники, находимся под охраной святого: он смотрит на нас с небес и оберегает от неприятностей. "Поэтому везде, где увидите такие святилища, оставьте ему что-нибудь, - сказали они. - Главное, верьте. Только благодаря этой вере наш покровитель остается с нами и помогает нам сберечь лучшее, что есть у осетин".
Мы это правило неукоснительно соблюдали: покровители нам нужны.
Монумент, который на снимке, мы увидели раньше всех по дороге из Ардона в Алагир. Это ущелье, по которому, по левую руку от дороги, бежит бурный Тамиск. И на клипе это первый кадр: огромная скала, из которой вылетает огромный всадник. Внизу стоит маленькая машина, рядом с ней - жена. Хозяин машины - Роберт, он вызвался нас подвести до Цейского ущелья и по дороге все показывал и везде останавливался.
Автор памятника - Николай Ходов, у которого, как следует из мемориальной доски, было много помощников. Скульптура - "дар автора народу Алании - 1995 год". У подножия монумента на широкой площадке - большая копилка для денежных подношений, похожая на гибрид казана и барабана. Роберт сказал, что все путники здесь останавливаются и оставляют деньги, но это, добавил он, добровольное дело. Оно касается осетин, а мы все-таки русские... Сказал и отвернулся, тихонько пошел к машине.
Мы все-таки деньги оставили. Мы не верим в богов, их существование сомнительно. Но вот он, один из них, громадой висит над нами, такой настоящий и сильный. Поневоле чувствуешь себя на границе реального мира, где может быть всякое. И боги тоже могут здесь жить. Это первое сильное ощущение от нашей встречи с Осетией.
kaktus: (шляпа)


Необходимое предисловие. Это было наше последнее крупное путешествие. Осенью я потерял работу - сокращение. Через год в институт поступал сын. Следующим летом я вкалывал на тяжелых работах. Потом поступала дочка. Теперь нам трудно вот так собраться...
Сначала мне хотелось разместить фотографии с комментариями, но потом захотелось сделать что-то без слов, но с музыкальным сопровождением. В его основу я положил песни в исполнении грузинского ансамбля "Рустави". С одной стороны, это может показаться кощунственным, но с другой (если смотреть на дату и учитывать мой взгляд на конфликт-2008) логичной - я за мир во всем мире.
Более того, пребывая на Кавказе за два месяца до российско-грузинской молниеносной войны, мы оказались свидетелями активных приготовлений России к вторжению в Грузию: граница была на замке, вдоль рокской магистрали концентрировались войска и бронетехника; осетины открыто рассуждали, откуда удобнее будет вторгаться в Грузию - со стороны Алании или Абхазии? И потом один из наших проводников рассказал, как началась война - мы созванивались с ним 10 августа.По его словам, боевики-добровольцы из числа мирных жителей приграничных сел Северной Осетии вторглись на территорию Южной Осетии и начали зачистку сел от грузинского населения. Грузия дала залпы по этим населенным пунктам; боевики поспешно вышли, Россия сделала формальную паузу - и началась война...
Бог с ним. Осетия нас поразила: это горы, люди, предания, развалины. Кавказ предстал незнакомой, диковинной, фантастической страной.
Это первое наше незапланированное путешествие: накануне весной я обнаружил в Тбилиси грузинскую родню и собирался ее навестить. Но не довелось. Уезжать было глупо. Мы бродили по старым привокзальным улочкам Владикавказа, где все встречные принимали горячее участие в наших поисках кафе национальной кухни. Там, за столиком, мы познакомились с человеком, благодаря которому остались в Осетии и предприняли это рискованное путешествие. Сразу скажу, на Осетии мы не остановились и, объездив ее автостопом, переместились в Кабардино-Балкарию. Но это - другой рассказ...
Думаю, некоторые снимки из клипа я повторю отдельно с кратким сопровождением, чтобы было понятно. А пока смотрите клип.
kaktus: (Default)
Итак, [livejournal.com profile] jamillyne предложила мне написать про свой 1980 год: какие события из случившегося со мной мне запомнились?
Задание, на которое я напросился, оказалось совсем непростым, потому что в этом году мне было всего 13 лет - я закончил шестой класс и пошел в седьмой. Детство мое было беспечным и провинциальным, все в нем повторялось из года в год. Зимой - катание с гор с друзьями и походы с папой на лыжах в марийские леса. Летом - купание в лесном озере или в широкой Волге тайком от родителей, в лес за земляникой на велосипедах, ночью - гулять по притихшему городу и кусать недозревшие яблоки в чужих садах. Все повторялось.
В 1980году я все еще ходил в музыкальную школу по классу фортепиано; катался на нотной папке с высокого склона - к железнодорожной  станции; не любил физику и биологию; получал двойки и получал за них ремня; читал с фонариком под одеялом; собирал марки и значки; бегал гулять через окно вместо занятий на пианино; был, конечно, в очередной раз влюблен, но в кого - не помню (кажется, это была Таня Белова).
То, что запомнилось, было преимущественно не со мной, а со страной и другими людьми. 

Read more... )
kaktus: (Default)
Несколько лет назад с дочкой вдвоем отправились по Пушкинским местам. Автостопом, с палаткой. Места для ночевок выбирали красивые и уединенные.  И вот как-то вечером попали в Изборск. Убегая от сумерек, мы миновали старую крепость, обогнули крепостной вал, по мосткам перешли протоку и долго шли вдоль большой запруды по грунтовой дороге.
И остановились там, где увидели лебедей. Они плавали рядом с мостками, больше похожими на трамплин.
Стараясь не двигаться резко, я подобрался поближе к срезу воды по чавкающей тропе. Долго стоял, не шевелясь, и сделал несколько кадров. Лебедь-отец всполошился и начал выходить из воды - этот миг видно на снимке. Мы покормили лебедей половинкой батона. Глядя боком и чуть слышно шипя, птицы склевали подачку. Гусак снова спустился на воду, и белая пара, подгоняя свой выводок, покинула нас. Последним мы видели белый плюмаж гусака.
Солнце село за холм, причесав на прощание свои рыжие волосы гребнем высоких деревьев. Потом пришла тишина, от воды поползла прохлада. Мы выбрали место напротив мостков, сготовили ужин и перед сном искупались в теплой парящей воде.
Появление лебедей нас взволновало, и мы говорили об этом. Дочка смеялась, вспоминая неуклюжих гусят.
Потом мы сидели на мостках, болтая ногами в воде, пока не стало прохладно. У самой палатки из травы поднялись звенящие комары.
Шутя и толкаясь, мы забились в палатку.
По традиции, старший застегивал "дверь". Жикнув молнией, я еще раз взглянул на опустевшее озеро и засыпающее пространство.
Слева наискосок еще золотилась в последних лучах старинная крепость, справа темнело кудрявым загривком Труворово городище.
Мир становился неясным, а потому таинственным. Казалось, еще немного, и мы услышим, сонным телом приникнув к земле, далекий и мерный топот копыт. Он нас усыпит и не оставит следов.
И до утра мимо нас будут плыть белые лебеди в тихой воде.
kaktus: (Default)


Старый Крым. Вечер трудного летнего дня. Мы добрались сюда из шумного Коктебеля - в этот тихий, как будто бы спящий и заброшенный городок. И, пока мы осматривали его, тишина сопровождала нас всюду. Здесь мало машин, мало современных домов. Зато есть огромный парк и ветвистые вишни с черешнями по обочинам низеньких улиц. Борщ на автовокзале мифически дешев, а на старое кладбище с могилами известных людей смотрит проемами дверей неухоженный туалет. Единственная дорога - сквозь Старый Крым из Коктебеля на Симферополь, единственное ответвление от нее - к старинному армянскому монастырю. Хотя есть где-то дорога и на старую длинную гору под название Агармыш: мистическое место, остатки жилых пещер, укрытие партизан во время войны. Эта гора и видна сейчас на снимке. Темные дебри на берегу - засыпающий Старый Крым, окруженный садами.
А сейчас - вечернее купание и привал. Вода необычно тепла. Плещется рыба. Слева шумит листвой старый ореховый сад.

INTENTIO

Mar. 30th, 2011 04:12 pm
kaktus: (Default)
флешмоб от [livejournal.com profile] novayadoroga  
Правила:
1. Вы подаете признаки жизни в комментариях к этой записи.
2. Я выбираю фотографию у вас в дневнике и прошу рассказать про нее что-то.
3. Вы размещаете рассказ с фотографией в своем дневнике с публикацией условий игры.

[livejournal.com profile] jamillyne



Интенция - мечта каждого человека, орудие магов и колдунов. Ты поднимаешь руку - и гремит гром. И молния Моисея поражает отступников веры. Произносишь заклинание, и выгоревшая земля напитывается дождем. Ищешь любовь - и находишь ее.
В моей жизни было несколько явлений воплощения страстной воли. И этот рассказ - об одном из них.
Read more... )
___________________________________________________________________
То, что случилось, как человек разумный я объясняю стечением обстоятельств. "Вот видите, как бывает!" - словно извиняясь, мямлил я, надевая рюкзак. Но до сих пор в глубине души я считаю, что сам вызвал к жизни указующий луч. И если кто-то узнает о том, что я думаю так, и захочет со мной поспорить, я ни за что не сдамся. Честное слово!
kaktus: (Default)
По просьбе[info]jamillyne  рассказываю про Крым. И заодно про то, каким я его вижу и что он для меня значит.
Для того, чтобы понять, почему я вижу Крым именно таким, важно упомянуть, что в это загадочное место я всегда попадаю не обычным способом, который предполагает гостиницу-экскурсии-пляж, а совершенно свободно. А именно автостопом. Свободное течение дороги, которое само несет тебя - мой любимый вид путешествия. Хороший способ проверить свою удачу и встретить хороших людей. И при этом остаться верным исключительно самому себе, своей прихоти. Ведь отдых - это не смена деятельности. Это то время, когда позволяешь себе то, что хочешь. Для меня это - свобода прежде всего.
Перед каждым путешествием (а ездим мы всей семьей, за редкими исключениями) я составляю подробный маршрут с примерной раскладкой по дням и добываю полезную и интересную информацию о местах, которые нам предстоит увидеть. Так получается маленький самодельный гид-бук. А дальше мы просто идем и смотрим.
Отрешенность от толп позволяет нам увидеть Крым таким, какой он есть (хочется в это верить). Потому что я никогда не связывал воедино людей, которые ходят по этой древней земле, и историю этого места. Поэтому на моих снимках нет людей. Снимки фиксируют настроение места, такое же отрешенное, как и мы в момент наблюдения. Думаю, это сообщает иллюстрациям определенный вкус. И мое понимание Крыма как древней земли, где, кажется, уже каждый камень побывал в чьих-то руках - столько народов прошло через эти места.
Словом, смотрите, читайте...





Read more... )

Profile

kaktus: (Default)
kaktus

January 2013

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 25th, 2017 08:47 pm
Powered by Dreamwidth Studios