Jul. 3rd, 2012

kaktus: (Default)
i (1)Разговорились с нашим пиарщиком Ромкой. Несколько лет назад у него умер отец. Дело было так: он завинчивал лампочку на кухне, стоя на столе. Стол был маленький и ромкин отец оступился и сильно упал. Бывают такие неудачные падения, когда и высота ерундовая, и человек относительно молод, а последствия очень тяжелые. Мужчина сломал несколько ребер и угодил в больницу. Рентген ему сделали, но не разглядели лопнувшей селезенки. Прошло какое-то время, и мужичок окончательно слег: поднялась температура, врачи диагностировали заражение крови. Обследовали и обнаружили-таки разрыв селезенки. Положили на стол. Во время операции выяснилось, что начался абсцесс, который затронул участок кишечника; процесс зашел так далеко, что спасти человека не удалось. 
Тут в беседу вступил Вадим, у которого друг завинчивал лампочку на кухне, стоя на табуретке. Ножка подломилась, и тот упал животом на ребро стола. На следующий день он с трудом ходил, через день позеленел, на поворотах в машине начал терять контроль. Дома разделся и посмотрелся в зеркало: низ живота отек и посинел. Он вызвал скорую. Врач, увидев живот, срочно подвинул очередь на операцию. Оперировали Олега с местной спинно-мозговой анестезией и в ходе операции объясняли, что там случилось и почему. В общем, Олег полез менять лампочку после сытного ужина. Ударом ребра стола ему разорвало набитый кишечник. Ситуация оказалось критической, но кишки зашили, промыли, и он выкарабкался. 
Я вспомнил два случая: неправильного диагноза и неправильной спинномозговой анестезии. В конце девяностых подчиненным у меня был молодой паренек, который однажды не вышел на работу, сославшись на скорбные обстоятельства: умер любимый дядька. Он обратился к врачу с температурой и внутренней болью. Не знаю, иррадирует ли аппендицит в грудь, но дядьку успокоили гриппом, который дал нагрузку на сердце. Словом, лечили его от гриппа, а умер он от перитонита. Скоропостижно. Остались двое маленьких детей.
Свидетелем другого случая была моя сестра. Она была возрастной роженицей, и ей посоветовали сделать кесарево сечение. Возможно, она и согласилась бы, но помешал случай. В палату накануне родом доставили из родильного молодую красивую женщину на редкость плодовитого сложения - широкие бедра, полная грудь, очень физически крепкая. К кесареву сечению как облегчению прибегают, оказывается, не только сами роженицы, но и врачи. Дело было вечером, и они уговорили эту первородку родить рассечением живота - якобы, родовые пути у нее узкие. Стали делать спинномозговую анестезию, которая удалась только с двадцать восьмого (!) раза. Когда роды закончились, вышло время восстановления после наркоза, девушка так и не поднялась: отнялись ноги. Врачи просили не беспокоиться, но сами забегали. Родственники девушки пригласили знакомого специалиста с именем, который определил механическое разрушение спинного мозга в области анестезии. Девушка двадцати двух лет оказалась инвалидом по вине врачей.
Был и еще один случай, который в деталях мне теперь сложновато припомнить. Мой знакомый, ветеран горячего стажа (всю жизнь простоял у печки) лег в заводскую больницу с сужением просвета бедренной артерии (возрастное и профессиональное явление). Технологии не позволяли расширить просвет - только изъять участок. Командовал операцией нынешний главный врач, сосудистый хирург. Изъятый участок заменили искусственной трубкой. Место операции никак не зарастало, из шва на сосуде подтекала кровь в мягкие ткани. Операцию повторили и обнаружили, что забыли в ране тампон, вокруг которого образовалось синегнойное воспаление. Больного положили в элитную палату (с глаз пациентов долой) и начали пичкать дорогими американскими антибиотиками, закупленными для директоров по отдельной программе. Человек балансировал между жизнью и смертью, но выжил. Однако вынужден постоянно проверяться на соединение стыков артерии и искусственной трубки.
Во всех описанных случаях, как удалось выяснить, врачи остались в незапятнанных халатах. Они обо всем позаботились, подчистив и местами переписав истории болезней упомянутых пациентов (кроме Олега, упавшего кишкой об стол). По трем случаям были суды, но никого не признали виновным. В последнем случае ветеран хлопотал о компенсации путем регулярным доплат к пенсии (совсем небольших), но убедился в том, что в истории болезни его история не нашла отражения: просто операция - и все. Выданный впопыхах правдивый эпикриз взяли из рук и изъяли. Сегодня этого мужчины нет в живых - он уехал в Белоруссию и умер где-то там, на родине, куда не раз меня зазывал погостить с семьей.
Когда я завожу разговор о том, чтобы уехать за границу, меня всегда риторически спрашивают: "А кому мы там, за границей, нужны?" У меня аргумент вызывает лишь горькую усмешку - тут мы точно никому не нужны.

Profile

kaktus: (Default)
kaktus

January 2013

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 11:42 am
Powered by Dreamwidth Studios