Jun. 21st, 2012

kaktus: (Default)
Впервые Цоя я услышал перед поездкой в стройотряд в каком-то там году - кажется, в 1988. Это был альбом "Группа крови". Мы с ребятами толклись на Сковородке перед университетом, ожидая документов из комитета комсомола, который организовывал трудовой тур. Ехали мы в Мамадыш. Взяли, кажется, пива бутылочного (большая тогда редкость) и все слушали и слушали Цоя. Кто-то из парней расчехлил гитару и уже подбренькивал заглавную песню. Эту поездку, хоть она не вполне удалась, я всегда вспоминаю очень тепло. Почему - совсем другая история.
Потом я частенько слушал Цоя и искренне полюбил его песни. Разучил и мог исполнять на бис порядка двадцати его песен. Но время отсеяло все ненужное, и теперь я с особенным удовольствием слушаю только двенадцать его песен:

1. Электричка
2. Дерево
3. На кухне
4. Камчатка
5. Без десяти
6. Музыка волн
7. Генерал
8. Ночь
9. Игра
10. Легенда
11. Сосны на морском берегу

Есть еще одна, но это очень немирная песня. Она очень близка мне по настроению, которое бывает чаще всего: "Мама, мы все тяжело больны". 

kaktus: (обосновался)
Русскую женщину жалко. Она самоотверженнее и смелее, в норме физически крепче и самостоятельнее, если смелость самоотверженности осталась без ответа. Но, право, не устарел ли этот несколько некрасовский образ? Правда ли столь уж беззащитны и зависимы в быту наши российские женщины?
Вот одна - курит на балконе, на диване откормленный кот, в квартире современный ремонт. Она - разведенка лет надцать назад, двое взрослых детей, которых вырастила сама. Муж ушел погулять и не вернулся. Она едва не сломалась от горя, даже чуть не спилась. Но потом зарубцевалось, и когда в былую рану опять постучался муж, она его не приняла. "А на кой он мне, лапа? - заявляет она. - Подстраиваться, нянькаться, строить семейный бюджет... Говорить мне с ним не о чем, у меня интернет-общение. А реальный мужик мне уже и не нужен, трахаться не хочу". 
Мужчин относительно женщин в нашей стране стало гораздо меньше, но и те, что остались - как-то повыродились и поизвелись. Все больше среди них нервных, пьющих, проблемных. Мужчина по природе своей сделан из крепкой стали, которая хороша на тычок, а на сгиб быстро ломается. Мужику для действия надо, чтобы все ясно и просто, чтобы была возможность держаться прямо. Где нужно гнуться, приспосабливаться - мужчинка быстро ломается. С обломанным наконечником как острый колющий предмет он теряет кондицию и начинает ржаветь. Особенно если на него плещут кипящей желчью непримиримые дочери Евы. Он видит проблему, но не может ее поразить. как партизан без патронов, прячется в гущу леса - в апатию и беспробудное пьянство. 
В этакой вот непредсказуемой ситуации, как ни странно, женщины чувствуют себя куда лучше - прямо скажем, как рыбы в воде. Они тоже из стали, но гибкой и мягкой. Женщины - приспособленки. Так придумала мать-природа для выживания вида: женщины носят плод. Поэтому во всяком противоборстве, в любой критической ситуации они неизменно выбирают жизнь. Мир. Компромисс. 
Нынешнее время, где не действует никаких твердых норм и правил, предоставляет для подобного образа действий широкое поле: все основано на компромиссе, на дипломатии, приспособленстве - словом, на выживании. Наверное, именно это и дало начало новому явлению. Его подметила моя жена. В классе у нее - 25 детей. У половины из них лишь один родитель родной, главным образом мамы. И при этом несколько пап: родной, "дядя Витя" и иногда даже "дядя Максим". Одна девочка при заполнении анкеты объяснила:
- С папой мама не живет, он платит нам алименты и меня любит. Дядя Егор тоже любит, но у дяди Сережи больше денег. Мама сейчас в стадии выбора: ей нравится дядя Егор, но дядя Сережа зовет ее жить в коттедж, и тогда мы сможем сдавать квартиру, он - бизнесмен!
Прошло два года. Ситуация поменялась, но несущественно: мама по-прежнему держит на привязи и водит за нос двух мужчин. Правда, место дяди Егора занял дядя Виталик. Но Максим-то остался! Похожая ситуация а оставшихся мам упомянутой половины - они получают алименты от мужей и держат на крючке мужика со стабильной зарплатой. Некоторые из этих дам ухитряются не работать, находясь на избыточном содержании.
В этом вопросе существует и противовес. Распространено мнение, что женщины терпят алкоголиков и бездельников. Вынужден возразить: это не так. Подобной эмоциональной зависимостью страдают, как правило, давно живущие пары. Женщины помоложе не церемонятся. Не так давно моя соседка избавилась от своего мужа - сослала его на родину допивать остатки здоровья и завела себе работягу без вредных привычек и с хорошим, стабильным доходом. У нее и самой неплохая зарплата, но теперь она сэкономила на низкооплачиваемом (а в последнее время и вовсе безработном) муженьке. Алиментов от него не добиться, но экономия налицо, и прибыток немалый. А сломавшегося Юрку теперь ни одна баба не приберет, так и помрет отбросом на мамкину пенсию в далекой брянской глуши. Моя жена говорит: "Сам виноват!" А я знаю мужскую природу и не вполне согласен.
Теперь две небольшие истории про крайние состояния в отношениях наших полов.

Коварная Люся
Люся родила ребенка от мужа, после декрета не захотела работать, муж стал ее побивать, и она развелась; суд дочку оставил при ней - Пострадавшая Мать! Приватизированную квартиру разменяли  деньгами. Женщина купила однокомнатную квартиру. Потом Люся сошлась с порядочным мужиком с хорошей зарплатой и поселилась у него. Свою квартиру сдавала, получала алименты и продолжала сидеть дома на полном пансионе нового мужчины. Тот оплачивался высоко, но часто подолгу отсутствовал дома. Люся нашла себе третьего мужчину, который скрашивал ей досуг. Плутовке удалось так поставить дело, что новый бойфренд даже не знал о наличии дочери и второго мужчины возлюбленной и щедро тратился на капризы. Пока второго "мужа" не было дома, Люся сдавала дочку маме и жила у третьего мужичка. В конце концов он позвал ее замуж - она согласилась. Брак скрепили совместной приватизацией мужичковой квартиры. Тут всплыла грустная история брошенной жены и несчастной дочки. Так Люсе удалось уговорить нового мужа продать жилье, чтобы с доплатой от продажи ее квартиры купить трехкомнатную квартиру, где нашлась бы комната для бедной сиротки. Мужу было некогда, он оформил доверенность на Людмилу. Сейчас Люся во втором разводе живет с четвертым мужчиной в своей трехкомнатной квартире. Бывший второй муж оказался мягким и гуманным существом и не стал судиться с бывшей женой за потерянное жилье: он получил общежитие и сим удовлетворился.

Бедный Сергей Алексеевич
Сергей Алексеевич - отставной милиционер. На пенсии по выслуге он устроился сторожем в школу - и по совместительству дворником. Дети его очень любили: он был с ними ласков и зимой делал для детворы большую снежную горку, которую сам заливал, таская ведро за ведром из школьного туалета. Был он большой и добрый, с желтыми прокуренными усами. И совсем еще не старый - всего-то лет пятьдесят. Руководство тоже его ценило, учителя любили, и потому Сергей Алексеевич работал в школе бессменно и часто был зван на праздничные вечеринки среди педагогов - своим добрым мужским присутствием он придавал посиделкам особое очарование в женских глазах. 
Однажды в школу устроилась преподавательница женских "трудов". Была она очень яркой, независимой и незамужней. Но, как выяснилось чуть позже, любила забросить за воротник. И это выяснилось после одной из таких вечеринок: Светлана наклюкалась "до положения риз" и в бесчувственном состоянии была оставлена отрезвляться до утра субботы. Женщину поручили заботам Сергея Алексеевича, и он уступил захмелевшей "трудистке" свою продавленную кушетку. 
В понедельник выяснилось, что Светлана все выходные прожила в школе. Началось с того, что утром в субботу она попросила Сергея Алексеевича помочь ей опохмелиться. Потом они пили вместе. И в понедельник обоих отправили по домам со строгим предупреждением. Оба пропали надолго - как оказалось, на квартире сторожа. Сергей Алексеевич приходил в школу, очень винился и обещал прийти в норму через неделю. Просил он также и за Светлану, ссылаясь на трудную женскую долю и стресс после развода. Похоже, Сергей Алексеевич попал в надежнейшую из сетей: был он давний холостяк, убежденный скромняга, и Светлане при ее внешности и чувственности ничего не стоило беднягу приворожить.
Вскоре Сергей Алексеевич вернулся, но вернулся один. Светлана спилась: на работу не вышла, а потом забродила. Погибла она на улице, не появлявшись у Сергея Алексеевича уже месяц, при загадочных обстоятельствах. Сам Сергей Алексеевич все это время очень переживал. На похороны он спустил все свои сбережения, а вскоре помер и сам: не выдержало сердце.

Таких историй, наверное, многое множество. И я их привел единственно потому, что посчитал необходимым уравновесить свинцовую претензию в адрес мужчин, слишком уж обобщенную. И попытался показать ситуацию с другой стороны, где "диванам с вибраторами" противостоят "выносливые и предприимчивые вагины". Которые - образ столько же обобщенный, сколько в случае с мужиками.
Печальна само разобщение мужчин и женщин в нынешних и без того сложных условиях, где пониженная моральная планка помножена на повышенное напряжение жизни. Где вместо того, чтобы помочь друг другу выжить, мы становимся паразитами на теле друг друга.  
 

Profile

kaktus: (Default)
kaktus

January 2013

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 26th, 2017 06:35 am
Powered by Dreamwidth Studios