May. 16th, 2012

kaktus: (Default)
Недавно я понял, что я - человек-труба. Мысль об этом пришла не случайно: я раздумывал об одном свойстве моей дочери, которое никак не мог обозначить словом. 
Вот, к примеру, она проявляет максимум сострадания, у нее даже слезы катятся из глаз - крупные, как горошины, чистые, как хрусталь. Неважно даже, о сострадании к кому идет речь: оно совершенно искренно. Но вот в других случаях, положим, сострадания в ней нет ни на йоту, хотя случаи того стоят и по драматичности своей, может быть, даже и превосходят то, над чем она плакала. Она может быть очень внимательной и эмпатичной - в одной ситуации, тогда как в другой аналогичной эта девочка - просто стена. 
Потом я подумал, что она такая в меня. Я могу быть сентиментален и могу быть безжалостен. Все зависит не от сложности моей натуры, на это я не претендую. Я сострадателен там, где желаю быть сострадательным. Где даю себе труд вглядеться и вдуматься и проявить участие. В этот момент я весь обращен на человека (людей) и нахожусь целиком, всем своим организмом в пучине его тревоги и горя. И так же, как и у дочки, иногда слезы готовы вылиться из моих глаз. Но заплачь по соседству ребенок в момент этой беседы - он меня не разжалобит и может быть даже разозлит. Он не вписывается в узкое пространство моего телескопа. Он - за металлической стенкой.
Я - человек-труба. Я лью свое сострадание и пью чьи-то слезы. И они выливаются с другой стороны.
kaktus: (Default)
В Моем мира на Mail.ru навязчиво лезет в глаза реклама "Помогите Кошечкам и Собачкам обрести Новый Дом", и она меня невыразимо бесит. Бесят эти уменьшительно-ласкательно-елейные "-чки", бесят большие буквы. Бесит то, что множество людей совершенно серьезно занимается помощью действительно бедным животным, тратя на это лучшие силы, когда вокруг них страдают мириады нищих, больных, одиноких, бездомных, унижаемых и обижаемых человеков, в том числе - очень близких. Эти защитники бедных животных кормят их с ложки, сажают за стол, шьют им костюмы и бальные платья, водят их к парикмахеру, спят с ними, покупают билеты на самолеты и в трехзвездочные отели, оставляют наследство, лечат у лучших врачей, фотографируют их для мимишных портретиков, а по смерти хоронят, купив на могилу настоящий мраморный крест. Они как будто сошли с ума, эти болваны. Как японские дети от тамагочи.
И это не сиюминутная желчь.
У женщины, знакомой нашей семьи, живущей по соседству в частном доме - был такой случай лет двадцать назад - от рака умерла мама, большая поклонница бездомных собак и кошек. Свою любовь она передала дочерям - старым девам, некрасивым, как жухлые грибы. Вместе они сюсюкали и щебетали целыми днями над своими обнаглевшими дармоедами. И когда мать помирала от страшной болезни в мучениях, дочери жаловались, что она причиняет им столько хлопот. Говорили они это со злыми сухими глазами. И тут же растрогивались до нешуточных слез, причитая над старым ослепшим котом, у которого ветеринары обнаружили опухоль мозга. Это, конечно, не вполне корректный пример, но тенденция ясно прослеживается. И понятно, о чем я хочу сказать. 
А тогда я не выдержал и сказал, что, когда мать умирает, с больными котами поступать нужно просто: брать за хвост и головой об стену.
Сказал я это в сердцах, но и сейчас не жалею. 

Profile

kaktus: (Default)
kaktus

January 2013

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 06:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios