Apr. 26th, 2012

kaktus: (Default)
Сегодня утром жена встало рано и сразу принялась за работу: на улице тепло, а она еще не сшила себе новую блузку весеннего цвета. Самодельная выкройка, сшивание вместе частей, кантик - косая бейка, вытачки и подрубка... Сегодня в очередь встали пуговицы. Но чтобы их выбрать, потребовалось время и жестяная банка из-под немецких конфет. Прямо в постель обрушился пестрый зернистый поток. Отдельными сгустками - связки пуговиц со старых пальто и жакетов, пакетики с фурнитурой и мелочами. Жена ухватилась за один из них, нетерпеливо раскрыла.
- Вот они, твои запонки! - бросила она мне. - Еще можно носить...
Я повертел в руках запонки с перламутром - их жена подарила мне как-то давно на день рождения в специальной коробочке. Я сначала их носил, а потом перестал. Почему-то. И я вспомнил:
- Слушай, а где та рубашка? Ну, помнишь? полосатая, с широкими рукавами?
Это была хорошая рубашка, жена ее сшила сама и подарила к какому-то празднику. Она тогда очень старалась, долго искала подходящую ткань, совмещала при крое полосы и на раз переприсаживала рукава - в месте присадки они были со складками. За основу фасона она взяла старинную дедушкину рубаху из хлопка-двунитки, которую тот привез после войны из Германии. Манжеты у той рубахи были двойными, складными и плотно обхватывали запястье. Широкие рукава напоминали восемнадцатый век, узкий воротничок стойкой был моего размера. Я очень любил эту рубаху, но на ней со временем образовалось странное желтоватое пятно. И вот жена решила сшить мне другую...
Сейчас она не сразу ответила на мой вопрос, а назидательно помолчала. Руки ее начали двигаться бездумно и быстро.
- Разве не помнишь? - не глядя, спросила она. - Я эту рубаху разорвала. Потому что ты пришел с вашей праздничной вечеринки со следами помады на воротнике. И с тех пор я тебе больше ничего не шила. И не собираюсь.
Я промолчал и счел за лучшее не продолжать разговора.
Однажды, я вспомнил, действительно я пришел очень поздно - все праздники у нас в организации отмечались без оглядки на полночь: творческий коллектив. Мы могли увлеченно трепаться, пить водку и танцевать до двух или трех ночи, а потом пойти по гостям. Странно, но мне сейчас совсем не противно об этом думать, это было так весело, как будто на дворе стояли шестидесятые годы... Все бы ничего, но жена тогда сидела дома с двумя детьми, а я об этом не думал.
И я вспомнил, что действительно пришел домой, а утром жена порвала рубаху. Она тогда ничего не сказала и не спросила: просто у меня на глазах порвала рубаху. Когда я бросился ей мешать, она объяснила - на рубахе помада. И расплакалась.
А мне даже нечего было сказать ей в утешение, а оправдываться я не любил и не люблю. Я только гадал, как на моей рубашке могла появиться помада. С этой загадкой я так и не справился.
И вот прошло столько лет, история эта всплыла, несмотря на булыжник забвения, привязанный к ее синим распухшим ногам. Нет и рубашки. 
И жена сказала об этом так, как будто все было вчера.
Я забыл про рубашку - она ничего не забыла.

Profile

kaktus: (Default)
kaktus

January 2013

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 06:48 pm
Powered by Dreamwidth Studios