Apr. 9th, 2012

kaktus: (Default)
Карма, карма... Все уши прожужжали сторнники кармы и проповедники бремени грехов. Я как-то к этому спокойно отношусь. Считаю, что верить в бремя грехов недостаточно - как минимум, надо верить в грех, как максимум - в неоднократную реинкарнацию. Я от всего этого очень далек. 
И поэтому не признаю отсроченного воздаяния за грехи - особенно в этой жизни (в другую я и не верю). Ну, к примеру, часто приходится слышать, что злой человек рано или поздно сам себя накажет. Я уповаю на это только если человек слишком силен для того, чтобы я мог его наказать немедленно. То есть, это позиция слабого. Надо сразу ставить на место нахала, так я считаю.
Впрочем, иногда случается что-то непонятное, из чего возникают разные мысли. Например, по поводу кармы. А вдруг это работает?
Вот почему-то я вспомнил своего одноклассника Леопольда. Был он с лицом необычным и напоминал мне греческих героев - и в профиль и в анфас. Держался он независимо, был крепким малым хорошего роста. И в старших классах стал выглядеть, как атлет Дорифора. Просто так, без особых усилий. Ну, это, положим, у нас было общее: мне тоже досталась от отца хорошая форма. Но вот за мной девчонки не бегали, а за Леопольдом - бегали. Даже не так: они липли к нему в каком-то бессознательном порыве, и глаза у них при этом были осоловелые. Так и приходили на ум мотыльки, летящие на огонь: наверное, у них тоже в этот момент такие глаза.
Я был безнадежно влюблен в девочку из нашего класса. Сидя на задней парте, смотрел с придыханием на завитки ее волос, вспыхнувшие в луче весеннего солнца; на маленькое розовое ухо; ловил взгляд ее необычных, немного раскосых глаз. Все в ней казалось таким трогательным и милым, как будто все ее существо просило о нежности и защите. Я носил с собой зеркальце и смешил ее солнечными зайчиками. А на переменах молчал.
А Леопольд сидел на одной из передних парт и ни на кого не смотрел. Но на него смотрели. И однажды я с болью заметил, как эта девочка тоже бросает на него странные взгляды. Так я смотрел на нее, пытаясь силой воли и мысли побудить ее оглянуться. Но она не оглядывалась. И он на нее ни разу не оглянулся.
Человек, одержимый страстью, становится по-звериному наблюдательным. Как изголодавшийся хищник, он жадно и точно ловит любые намеки на запах, звук и движение. И в то же время влюбленные бывают странно слепы. Так мимо меня в какой-то ужасный миг незаметно промчалась Любовь. И однажды я обнаружил себя стоящим в знакомом подъезде под лестницей. А наверху, сбиваясь на слезы, о чем-то умолял очень знакомый голос. Все во мне онемело, и язык залег холодным булыжником меж зубами: это была она; она говорила с ним, несомненно; но он почему-то не отвечал. Нетрудно понять, о чем умоляла девушка такого красивого парня...
Пораженный ударом, я вышел во двор и сел на траву у гаражей. Спустя много долгих минут из подъезда выбежала она и как-то слабо, странно двигаясь, пошла по солнечной улице. Не нужно было бинокля, чтобы понять: она плакала.
Я помчался наверх, даже не подумав, как следует поступить. Леопольд открыл мне не сразу: "А, это ты... Я думал, это она, - усмехнулся он. - Представляешь, просунула под дверь письмо и говорила мне про любовь". Готовый его ударить за одно неверное слово, я гневно спросил: 
 - А ты???
Он неожиданно мирно и устало ответил:
- Я ее не люблю и не стану морочить ей голову. И так и сказал. Я сказал, что она полюбит кого-то еще. Что за детский сад, честное слово...
- А кого ты любишь, что тебе трудно быть чуточку помягче с ней?
- Ты что, смеешься? Конечно же, никого!
- У тебя холодное сердце! - эту фразу я бросил ему в лицо как перчатку и вылетел в знойный полдень. Но Любовь ушла, след ее простыл. И это была не моя Любовь. Точнее, моя, но не взаимная...
...
Прошли несколько лет. Мы учились в соседних институтах и частенько наведывались друг к другу. Девушек у Леопольда не было, они даже как будто его не интересовали. Ну, только чуть-чуть.
И вдруг Леопольд как-то встретился мне на улице с маленькой девушкой, смахивающей на галчонка. "Знакомься, Инна". Она мне не понравилась. Особенно из-за того, что как-то слишком уж масляно она на него смотрела. Наверное, сильно любит, подумал я и вспомнил глаза девушек, влюбленных в него несколько лет назад. Уже потом я узнал, что Инна и Леопольд вполне уже вместе живут, у них насыщенный секс и общая кухня. Поговорить с Инной было особенно не о чем, да Леопольд и не говорил. Она просто льнула к нему, как кошка. А он отталкивал ее, как пресыщенный кобель.
Я невольно сравнил Инну с той, которая убежала в летний полдень, да так и не вернулась. И даже учиться уехала в далекий-далекий край, лишь бы не видеть его. Она была куда интересней. И ее любовь была настоящей, а не какой-то "секс".
Отвергнутая любовь - что может быть страшнее и хуже в человеческих отношениях? Так думал я, и Инна не нравилась мне все больше. Но однажды я узнал от ребят, что с Инной возникли проблемы - она забеременела. Леопольд не хотел жениться, его устраивало то, что было. К тому же родители у него были строгие, и он испугался. И через некоторое время по настоянию Леопольда Инна сделала аборт. Была она слабенькая, аборт оказался поздним, так что детей, как сказали врачи, у Инны не будет. Она плакала, стала бояться, что Леопольд ее бросит. Жизнь их исполнилась нервов и ругани, ревности и обид. И когда, казалось, все уже летело в тартарары, Леопольд вдруг на Инне женился. Свадьба была немноголюдной, и меня на нее не позвали. Через некоторое время тайное стало явным: родители с обеих сторон ждали внуков. Родители мужа заняли сторону пострадавшей. Жизнь двух поколений стала невыносимой, и Леопольд купил маленькую, но отдельную квартирку. Оставшись вдвоем, молодые оказались предоставлены только себе. Тут и вспыли опять прежние темы, прежняя скука. И через год они развелись с тихим скандалом.
И вот прошло много лет, большую часть которых Леопольд прожил холостым. Недавно он нашел себе женщину, ее сын от первого брака - их единственный ребенок. Леопольд нашел работу с командировками и редко бывает дома. Иногда, когда я приезжаю на родину, его жена даже не может сказать, где он и когда прилетит (приедет). Он стал выпивать. В глазах его осталась насмешка, но теперь более обращенная на себя. И пропало выражение превосходства. Родители умерли. Сестра уехала далеко. Инна не пишет.
Все это я отметил в последнюю нашу встречу. И мне стало очень жалко своего старого друга. Я снова вспомнил про жаркий полдень, гулкий подъезд и в нем - эхо страстной мольбы любящего человека. Оказывается, он тогда даже не открыл ей дверь и большую часть ее монолога просидел в глубине квартиры. Как и его дверь, его сердце тоже было закрыто на два замка.
И все повернулось так, как будто бы сама жизнь стучалась к нему тогда, сама Любовь. Он не открыл ей свое сердце и остался ни с чем.  
kaktus: (Default)
Специалисты Национального исследовательского университета — Высшей школы экономики выяснили, что «фактором, значительно влияющим на поступление в вуз, является материальное положение семьи».
В статье много цифр и букв, почему-то много рассуждений крутится вокруг ЕГЭ: наверное, такой заказ. Я вот понял цитируемую фразу буквально: чем больше у семьи денег, тем проще им поступить.Приведу пример из собственного опыта.
Наша дочка закончила школу с золотой медалью, без репетиторов. Ребенок старательный и в некоторой степени одаренный, хорошая девочка. Школа была с иностранным уклоном, и, естественно, нам хотелось использовать это при выборе направления. Выбор у нас был небольшой - либо Москва, либо Ленинград (оба города одинаково близко). Но от идеи пришлось отказаться. Потому что при нашем достатке мы могли претендовать только на бюджет и только с общежитием. Ни у одного вуза этого направления не было общежития, или число мест было строго ограничено. Если бы мы попали в вуз, но не попали в общежитие, на возможности учебы пришлось бы ставить крест. Впрочем, число бюджетных мест в этих вузах тоже очень мало.
В итоге нам пришлось выбрать совсем не иностранный уклон. Но с приличным количеством "бюджета" и с общежитием.
Сейчас мне вспоминается наше время. Каждый государственный вуз просто обязан был иметь общежитие. Думаю, не дурно вернуться к этому правилу и сейчас. Пока же получается, что больше всех процветают вузы, сбросившие социалку. Под флагом выполнения госзаказа они открыто занимаются коммерческой деятельностью. Доступ в них возможен только платежеспособным студентам. А содержит их государство на средства всех налогоплательщиков. Это несправедливо. 
Возвращаясь к социалке, было бы неплохо обязать вузы вернуть сеть дешевых столовых.
И, наконец, пора квотировать число платных мест в процентном отношении к бюджетным, которые в государственных вузах должны обязательно быть - и не "в сухом остатке".
А пока... За державу уже не обидно. За дочку обидно.

Profile

kaktus: (Default)
kaktus

January 2013

S M T W T F S
  123 45
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 11:28 am
Powered by Dreamwidth Studios